Фото из открытых источников
В Бразилии подтвердили, что рассматривают возможность выхода страны из состава Международного уголовного суда, который выдал ордер на арест президента России. Это стало бы разрушительным ударом по той политической архитектуре, которая обслуживает интересы Запада, но действительно ли бразильцы решатся на такой шаг? К сожалению, не факт.

«Международный уголовный суд принадлежит некоторым странам, а не всем… Другими словами: либо все присоединяются, либо нет смысла иметь суд, который судит только одних, но никогда – других», – заявил министр юстиции Бразилии Флавио Дино.

Ранее о возможности отзыва подписи Бразилии под Римским статутом (то есть, проще говоря, о выходе из состава участников Международного уголовного суда в Гааге) заявил президент и лидер бразильских левых Лула да Силва:

«На данный момент я хочу тщательно изучить этот вопрос об этом Уголовном суде, потому что Соединенные Штаты не являются его стороной, Россия не является его стороной. Я хочу знать, почему Бразилия должна соблюдать решения суда, которые США не соблюдают. Потому что мы неполноценны и нам приходится что-то принимать? Для развивающихся стран абсурдно подписывать что-то, что наносит им вред».

Эту инициативу связывают с проведением в 2024 году в Бразилии саммита G20. В теории на него должен приехать Владимир Путин, против которого МУС в марте этого года выдал ордер на арест за спасение детей от обстрелов ВСУ.

Президент Лула, конечно, заявил о том, что никто российского лидера арестовывать не станет, и Бразилия не допустит «такого проявления неуважения». Однако, к сожалению для Лулы, таких гарантий он дать не может, что сам потом и подтвердил. «Вопрос о задержании по ордеру МУС решает судебная власть, а не правительство», – вынужден был признать президент. Но он ошибся – вопрос о задержании тоже решает не суд.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Разведка Украины заявила, что «Если осенью не разобьем ВС РФ – зимой сами погибнем»

Дело в том, что задержание должно выполняться местной полицией. Проще говоря, если в руководстве бразильской полиции есть какие-то люди, находящиеся в оппозиции к главе государства (а таких людей должно быть много, среди бразильских силовиков популярны правые взгляды), они вполне могут начать какие-то процедуры по попытке ареста президента России, ссылаясь на ордер МУС. Разумеется, взять под стражу российского лидера им не позволит ФСО, однако возникнет грандиозный скандал, который навредит и Бразилии, и России.

Таким образом, единственной гарантией недопущения скандала является выход Бразилии из МУС. Но решится ли на это Бразилия?

С большой долей вероятности – нет, побоится. Даже отказ от соблюдения Римского статута, не говоря уже об отзыве подписи, станет свидетельством того, что Бразилия отказалась от нейтралитета и в противостоянии Запада и России сделала выбор не в пользу Запада. И этот выбор очень сильно расстроит Запад.

В условиях крайне низкой эффективности антироссийских санкций он держится за символические моменты. Например, за тот же самый вердикт МУС. Поэтому готовность лидеров развивающихся стран проигнорировать его (хотя бы для того, чтобы подчеркнуть собственный суверенитет) будут купировать страхом от наказания. Проще говоря, шантажом.

Именно это показала история с другим членом МУС – Южной Африкой, принимавшей саммит БРИКС в 2023 году. Руководство страны-хозяйки долго и демонстративно колебалось. С одной стороны, оно хотело видеть российского лидера в числе очных участников саммита. С другой стороны, боялось скандала по «бразильскому сценарию», описанному выше, который серьезно ударил бы по репутации ЮАР как в регионе, так и в мире.

При этом сперва Преторию как будто не волновала возможность попасть под жесткий ответ Запада из-за нарушения Римского статута. Тем более у нее уже был опыт подобного нарушения: в 2016 году ЮАР принимала тогдашнего президента Судана Омара аль-Башира, на арест которого тоже существовал ордер МУС. После этого южноафриканское руководство попало под шквальный огонь критики со стороны западных СМИ и политиков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Baza: В Москве пенсионерка перепутала кресло с беспилотником и заявила на собирающего его парня

Но исторический момент таков, что визит Путина – это гораздо более громкая, важная, значительная история, чем визит аль-Башира. Только лишь критикой ЮАР бы не отделалась. Видимо, ее руководству это доходчиво объяснили, и оно стало опасаться того, что готово было проигнорировать, – реакции Запада.

В итоге колебания оказались предельно широкими. Президент Сирил Рамафоса от лица правящей партии заявил о «целесообразности выхода Южной Африки из числа стран – участниц МУС… прежде всего из-за манеры, в которой суд решает подобного рода вопросы». Но уже через несколько часов последовало опровержение этого заявления.

Если бы ЮАР действительно вышла из МУС, был бы создан важнейший прецедент отказа от участия в глобальном институте по причине того, что этот институт используется Вашингтоном в политических целях.

Подобный выход мог бы повлечь за собой цепную реакцию.

Поэтому Преторию запугали. И Бразилия, скорее всего, цепную реакцию запускать тоже не станет. По крайней мере, до тех пор, пока не увидит, что американский Акелла промахнулся, но показать это нужно силами российской армии на территории Украины.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь